20
Июл
0

ПРИДНЕСТРОВЬЕ: ДВАДЦАТЬ ЛЕТ БЕЗ ВОЙНЫ



Иннокентий Адясов, член экспертно-аналитического Совета при Комитете по делам СНГ Государственной Думы — для РИА Новости

Боевые действия между Молдавией и Приднестровьем были прекращены 21 июля 1992 года, ровно 20 лет назад. Тогда же президенты России Борис Ельцин и Молдавии Мирча Снегур подписали соглашение о принципах мирного урегулирования вооруженного конфликта в Приднестровье, и в этом взрывоопасном регионе начала работать российская миротворческая миссия.

Соглашение подвело черту под кровопролитными столкновениями на берегах Днестра и дало некий шанс на поиск политического компромисса между Кишиневом и Тирасполем.

Два десятилетия в поисках компромисса

Роль гаранта поддержания мира и стабильности в Приднестровье взяла на себя Российская Федерация и российский миротворческий контингент. Летом 1992-го возникали весьма радикальные предложения о будущем статусе Приднестровской Молдавской Республики, вплоть до превращения ее в еще один российский анклав, в некую вторую Калининградскую область…

Дело ограничилось созданием в Приднестровье Оперативной группы  российских войск (на базе инфраструктуры 14-й армии).

Помимо миротворческих функций, ОГРВ должна была обеспечивать охрану внушительных арсеналов бывшей 14-й армии, расквартированной здесь еще во времена СССР.

Сегодня, по взаимным договоренностям, российский контингент миротворцев составляет не более полутора тысяч человек — Кишинев всегда был категорически против  увеличения его численности. Несмотря на это, Оперативная группа российских войск смогла достичь главной цели — не допустить нового военного  конфликта между Тирасполем и Кишиневом.

Процесс же поиска политического компромисса идет куда сложнее.

В 2003 году определенный оптимизм вызвал так называемый «план Козака», предложенный Москвой. По этому плану Молдавия должна была стать «асимметричной федерацией», а ПМР и Гагаузия получили бы особый статус и возможность блокировать законопроекты, нежелательные для них. Москва получала право на размещение российских войск на территории Приднестровья сроком на 20 лет. По факту конфедеративная Молдавия становилась нейтральной и внеблоковой, государственными языками там должны были быть молдавский, русский, украинский, гагаузский.

Однако под сильнейшим давлением США и ЕС тогдашний президент Молдавии Владимир Воронин отказался от принятия такого документа буквально накануне его подписания.

С 2010 года в регионе активно обсуждается так называемый миротворческий проект урегулирования — план «Медведев-Меркель», предусматривающий федерализацию Молдавии, где Приднестровье получает статус автономии.

Однако план так и не приобрел конкретные черты. Не исключено, что Ангела Меркель попытается реанимировать его идеи во время предстоящего 29 июля визита в Кишинев.

Между тем в подписанном Владимиром Путиным Указе о внешнеполитическом курсе РФ по части Приднестровья сказано вполне определенно: «продолжать активно участвовать в поиске путей решения приднестровской проблемы на основе уважения суверенитета, территориальной целостности и нейтрального статуса Республики Молдова при определении особого статуса Приднестровья». И впервые за 20 лет в этот регион был назначен спецпредставитель президента России. Им стал Дмитрий Рогозин.

И все же до сего дня неясно, в каких форматах будет осуществляться российское присутствие в Приднестровье.

Россия в ПМР: уйти нельзя остаться

После поражения Партии коммунистов Республики Молдова на парламентских выборах 2009 и ухода с поста президента Молдавии ее лидера Владимира Воронина к власти пришел альянс «За европейскую интеграцию», руководство которого взяло очевидный курс на «румынизацию» страны.

Нынешние власти в Кишиневе активно выступают за изменение формата миротворческой операции и требуют вывести российский воинский контингент из Приднестровья, на самом высоком политическом уровне называя российских миротворцев оккупантами.

Так зачем России оставаться в Приднестровье, которое даже не имеет, в отличие от тех же Южной Осетии и Абхазии, общей границы с РФ?

Прежде всего, Россия не может бросить своих соотечественников: более 170 тысяч граждан ПМР получили российское гражданство — Конституция непризнанной республики дает такую возможность.

Во-вторых, со времен Александра Суворова (его профиль изображен на приднестровских купюрах номиналом от одного до двадцати пяти рублей) этот регион был своеобразными воротами России на Балканы и в Южную Европу.

Уход из Приднестровья резко ослабил бы позиции России и в соседней Украине.
И, наконец, экономический фактор: практически все крупнейшие предприятия ПМР, включая Молдавский металлургический завод в Рыбницах и ГРЭС в Днестровске, принадлежат российскому капиталу.

В то же время Москве приходится идти на серьезные финансовые расходы для поддержания дружественной ПМР. Долг непризнанной республики перед российским «Газпромом» с учетом пеней и штрафов уже превысил цифру в 2,8 млрд. долларов. Астрономическая цифра для республики, чье население сейчас не достигает и шестисот тысяч человек.

Бывший президент Приднестровья Игорь Смирнов, возглавлявший ПМР в течение 20 лет, заявлял, что юридически у республики нет долгов за   российский газ, поскольку прямой контракт на его поставки отсутствует, а «голубое топливо» поставляет предприятие «Молдовагаз», за которым и числится соответствующая задолженность. Смирнов требовал заключения прямого контракта с «Газпромом» и пытался доказать, что основные должники «Газпрома» -  предприятия, находящиеся в российской собственности.

Новый президент Приднестровья Евгений Шевчук признал долг перед «Газпромом», однако неясно, как республика с постоянным дефицитом бюджета будет покрывать столь гигантскую задолженность.

Москва с Киевом вместо Бухареста

Любое долгосрочное урегулирование приднестровской проблемы невозможно без конструктивной позиции Киева.

ПМР связана с Украиной этнически (более трети жителей  Приднестровья украинцы по происхождению), экономически (основной поток товарооборота непризнанной республики идет через Украину) и, конечно, исторически.

До 1940 года, когда  была создана Молдавская ССР со столицей Кишиневом, молдавская автономия со столицей Тирасполем входила в состав Украинской ССР.
Несколько лет назад в некоторых кругах активно обсуждался план вхождения Приднестровья на правах самой широкой автономии в состав Украины в случае объединения Молдавии с Румынией. Сейчас официальный Киев старается не поддерживать эти предположения, но ясно, что у Украины существуют свои интересы в Приднестровье.

Позиции Москвы и Киева по ПМР совпадают: и Россия, и Украина выступают за реальное укрепление суверенитета Приднестровской республики и ни при каких условиях не намерены допускать поглощения Трансистрии (румынское название этого региона) Бухарестом.

Киев опасается, что вслед за поглощением Приднестровья Бухарест предъявит претензии на южную часть Одесской области с городами Измаил и Белгород-Днестровский (исторический Аккерман) и Черновицкую область. Эти территории до 1940 года входили в состав Румынии.

Казалось, сейчас лозунг немедленного объединения Молдавии и Румынии не стоит в повестке дня, как это было в начале 90-х годов прошлого века. К слову, самый активный сторонник этой идеи — президент Румынии Траян Бесеску, — сейчас находится под процедурой импичмента. Но настроения в румынском обществе вызывают тревогу.

Так, совсем недавно в Румынии широкую известность получил новый военно-политический роман писателя Кристиана Негря Sange pe Nistru («Кровь на Днестре»), в котором описывается возможный военный конфликт между румынской армией с одной стороны, и приднестровской и украинской, с другой. «Бессарабия и Румыния рано или поздно объединятся. Но какой в этой ситуации будет реакция Приднестровья, России?» — говорится в аннотации румынского издательства Marist.

Можно, конечно, списать появление этой книги на буйную фантазию автора и желание издательства получить прибыль от скандального творения. Но запрос в румынском обществе на подобные сценарии существует, и на Украине это понимают. Как заявил еще в конце 2011 года президент Украины Виктор Янукович, «эти страны (Румыния была упомянута вместе с Молдавией) должны почувствовать – время мягкой Украины прошло».

В ходе недавнего визита в Киев президент Молдавии Николае Тимофти заметил, что российское военное присутствие на Днестре, в том числе и миротворцы, – фактор нестабильности в регионе.

В Кишиневе на определенных условиях могли бы согласиться на включение украинских подразделений в миротворческую миссию в Приднестровье. За это активно выступает и Тирасполь. Возможно, России стоит поддержать такое предложение — в этом случае миротворческую операцию в неспокойном регионе можно будет проводить под флагом СНГ.

Сегодня Молдавия не имеет определенных границ. Бухарест отказывается  подписывать договор о границах. Будущее Молдавии как суверенного государства крайне туманно.

И, как ни парадоксально, сохранение суверенитета Приднестровья при эффективном и осмысленном российском влиянии и есть ключ к сохранению независимости Молдавии.

Источник: www.newsmoldova.ru

Понравилась новость или статья?
Подпишитесь на наш RSS канал и Вы будете получать все последние новости.

Комментарии закрыты.


webmaster@obzormd.com