25
Сен
0

Приют для подранков




В послевоенные годы в СССР подранками называли тех, чьи родители погибли. И хотя в Молдове нет никаких военных действий, детей, родителей которых жизнь «ранила» или «убила», еще очень много.
Жаль только, что подростки, нашедшие в этом кишиневском частном детском доме не только «кров и стол», но и человеческое участие,  –  это лишь капля в огромном море тех, кто живет сегодня  без родительской опеки и любви.

Из «детей улицы» в «социальные сироты»

Понятия  «дети улицы», «социальные сироты»  стали для Молдовы уже  обыденными. И подразумевают они лишь одну, причем весьма многочисленную категорию ― брошенных детей. На сегодняшний  день, как сообщили нам в Министерстве труда, социальной защиты и семьи, данных о таких детях у них нет. То есть в министерстве понятия не имеют, сколько вообще в стране брошенных  детей. В прошлые годы назывались хотя бы приблизительные  цифры. В 2010-м официально было зарегистрировано 12 тыс.  детей, оставшихся без родительской опеки, а на апрель  2011-го – более 9 тыс.  И вряд ли в нынешнем году ситуация кардинально изменилась, а если и изменилась, то, скорее, в худшую сторону, так как это явление напрямую зависит от экономического состояния страны.

 Тем не менее в Молдове есть люди, небезразличные к судьбам сирот и брошенных детей. К их числу относятся и сотрудники итальянского благотворительного фонда Regina Pacis, учредителем которого является монсеньор Чесаре Лодесерто.  Создание детского центра семейного типа с одноименным названием – заслуга фонда. 

– Наш центр открылся в 2003 году, когда очень остро стояла проблема бездомных  детей,  –  рассказывает руководитель детского центра Инга Платон. –  Нужно было  каким-то образом отвоевать  таких подростков у улицы, чем-то  их увлечь, попытаться вернуть к нормальной жизни. Первым нашим шагом  стала организация их досуга. Мы занимались с ними резьбой по дереву, обучали оригами, делали открытки по «бразильской технологии», рисовали…  Но уже очень скоро стало очевидно, что этим детям после занятий некуда возвращаться, кроме улицы – необходимо было создать им условия для постоянного проживания.

В 2005 году детскому центру присвоили статус семейного.  С тех пор более 150 ребят  получили путевку во взрослую жизнь именно отсюда  – им помогли окончить среднюю школу, а затем получить профессию.

Сотрудники центра  отмечают, что, если  лет 7-8 тому назад их воспитанниками были, в основном, бездомные сироты,  то  сейчас ситуация изменилась. Вместо «детей улицы» к ним поступают так называемые «социальные сироты». Это  ребята, у которых вроде бы есть родители, но они не занимаются их воспитанием –  злоупотребляют алкоголем и наркотиками   либо уехали на заработки.

«Почему это случилось со мной?»

Основная задача центра  – помочь  ребенку обрести семью. Случается, что уже после того, как он попал в Regina Pacis, сотрудники центра находят его близких родственников.

– Социальные работники и психолог проводят с ними определенную работу, и если родственники соглашаются забрать ребенка к себе – мы считаем это огромной удачей. Но если этого не происходит,   то мы становимся для него семьей, – говорит Инга.

Все ребята, попавшие  в центр, могут рассчитывать  на всестороннюю поддержку со стороны своих  воспитателей –  трех социальных работников, психолога, врача, учителя. Они помогают им во всем, начиная с освоения элементарных навыков ухода за собой – умывания по утрам, стирки одежды, приготовления пищи, и заканчивая подготовкой домашних заданий.  Но и это, разумеется, не все. Огромный, просто  титанический труд  по психологической реабилитации ребенка после полученного стресса – вот основная забота, которая ложится на плечи «родителей».  Очень непросто выстроить доверительные отношения с ребенком, пережившим трагедию.

– У нас есть дети, родители которых умерли у них на глазах либо погибли в пьяных разборках уже после того, как ребенок попал в наш центр, – рассказывает психолог  Эмилия Морару. – После таких потрясений ребята замыкаются или ведут себя агрессивно, и вывести их из этого состояния очень трудно. Но постепенно,  с течением времени, они оттаивают и задают один и тот же вопрос: «Почему это случилось именно со мной? В чем моя вина?». Я считаю этот вопрос поворотным моментом. Для меня очень важно помочь ребенку понять, что он ни в чем не виноват, что он  хороший, что в будущем у него все сложится просто замечательно. Во всяком случае, его  будущее – в его руках.

Спасительный берег  

Иногда просто удивительно, насколько преображаются подростки в новых благоприятных условиях. Конечно, поначалу им приходится нелегко –  подъем в шесть утра и даже умывание «свободолюбивые»  маленькие люди воспринимают в штыки, но постепенно жизнь налаживается, ребята учатся жить по расписанию, установленному в их общем доме: каждый день  ходить в школу,  делать домашние задания, стирать, убирать и дружить наконец. Помимо всего прочего, их досуг занят работой на приусадебном участке, расположенном рядом с домом. Здесь они выращивают овощи, зелень. В этом году, несмотря на засуху, даже умудрились снять неплохой урожай помидоров и сделать закрутки на зиму.

Вообще, этот четырехэтажный уютный особняк выглядит как настоящее семейное гнездо:  на стенах детские рисунки  и фотографии, снятые во время празднования Нового года и дней рождений,  всевозможные поделки – оригами и те самые открытки по «бразильской технологии». На окнах зеленеют горшки с цветами, и повсюду изумительная чистота и порядок. Трудно представить, что в этом сияющем уютом солнечном доме живут дети, уже пережившие крушение своей жизни, чудом спасшиеся и начавшие все заново.

 Заглянув в одну из трех девичьих спален, автор статьи застала ее обитательниц, недавно вернувшихся из школы. 14-летние Мария и  Дорина живут в центре относительно недавно. У каждой из них своя печальная история, и о прошлом они говорят неохотно. Из деликатности  не спрашиваю. Позже социальный работник Людмила Брадуцану рассказала, что у Марии родители развелись. Мама пристрастилась к алкоголю, отец  живет с другой женщиной и тоже ведет асоциальный образ жизни. Получается, что о Марии заботится некому. У смуглой красавицы Дорины мама тоже «жива-здорова», но у нее нет возможности содержать дочь – тяжелое материальное положение.
 
А вот у брата и сестры (по понятным причинам не называем их имен. – Прим. авт.) из пригорода Кишинева история нетривиальная. Социальные работники  буквально отобрали их у матери  – после очередного стакана вина она тут же забывала, что у нее есть дети. А через некоторое время, нынешним летом, маму зарезали в пьяной разборке. Дети осиротели. Они до сих пор находятся в тяжелом психологическом состоянии. 

Истории жизни у всех ребят детского центра  разные, но все они похожи одним  обстоятельством: самым огромным для маленького человека несчастьем  – потерей родительской любви и дома.

 »Наш дом – хорошо нам будет в нем»

Сотрудники центра с гордостью отмечают, что абсолютно все их бывшие воспитанники заняли достойное место в жизни.  Этим летом им удалось интегрировать в социум еще троих детей – все они получили профессию, нашли работу и очень хорошо справляются с бытовыми трудностями. Сейчас в центре живут 12 детей. Почему так мало? Потому что детский дом семейного типа  предполагает нахождение в нем небольшого количества детей – максимум 15. Необходимо, чтобы они чувствовали себя в интимной семейной атмосфере, как дома. Перед  воспитателями стоит задача научить их жить и обслуживать себя самостоятельно, и это главное положительное отличие семейного дома от интерната для сирот.

Интернатские дети, как правило, плохо приспособлены к бытовым трудностям,  лишены элементарных навыков   – не умеют ни постирать, ни  убрать, ни приготовить. И хотя дети в  центре  тоже в какой-то мере живут на всем готовом  – фонд Regina Pacis  содержит благотворительную столовую для пожилых людей, где готовят пищу и для ребят, –  они умеют готовить и  сами, и вообще, имеют представления о реальной жизни. Кстати, в этой благотворительной столовой работает поваром бывшая воспитанница центра. Большинство детей получают после окончания средней школы вполне земные и востребованные профессии – швеи, повара, мясника, электромеханика. Это те специальности, которые могут сегодня прокормить.

Все  ребята  живут в центре до 18 лет, но даже по достижении этого возраста они могут  оставаться здесь, если решили продолжить учебу или у них есть определенные сложности с жильем и трудоустройством.

– Из Regina Pacis, как из настоящей семьи, нельзя уйти в никуда. Даже после того, как ребенок полностью встал на ноги,  он продолжает оставаться в поле нашего внимания, –   поясняет психолог Эмилия Морару . – Нам важно, чтобы, став уже взрослым и самостоятельным, он не оступился, не соскользнул в сомнительную среду, не пристрастился к плохим привычкам. За время нашего общения между нами устанавливаются довольно прочные и тесные связи, которые можно сравнить с родственными. До сих пор наши первые выпускники приходят в центр, они являются очень хорошим примером для наших нынешних подопечных.

«Люди, будьте добрее!»

Каждая большая семья нуждается в немалых финансовых средствах.  И детский дом  – не исключение. Естественно, львиную долю расходов берут на себя учредитель фонда Regina Pacis Чесаре Лодесерто и его директор Илья Забика, активно помогает немецкая благотворительная огранизация Renovabis, да и сотрудники центра принимают деятельное участие в поиске людей и организаций, которые могли бы оказать содействие.

– Мы  бесконечно благодарны за любую, даже самую минимальную помощь, не важно, материальная она или гуманитарная, – говорит Инга Платон. Мне жаль, что наше общество зачастую относится крайне равнодушно к одиноким детям. Надо быть добрее. Мне  хочется  выразить признательность  тем, кто нас поддерживает. Особенно  нашим «безымянным» спонсорам: есть редкие люди, которые безвозмездно приносят вещи или продукты прямо к нам в центр. Жаль, что их не так много.

Елена Чайковская
mail@pan.md Ключевые слова: приют , сироты , дом

Источник: http://pan.md

Понравилась новость или статья?
Подпишитесь на наш RSS канал и Вы будете получать все последние новости.

Комментарии закрыты.


webmaster@obzormd.com