28
Сен
0

Российский эксперт: «Евроинтеграция – лузерский выбор»




Глава Института внешнеполитических исследований и инициатив РФ Вероника Крашенинникова рассказала «Панораме» о цветных революциях, о том, кто их делает и зачем, а также дала оценку перспективе осуществления молдавской мечты о присоединении к ЕС.
Вероника Крашенинникова побывала в Кишиневе благодаря Международному медиа-клубу «Формат-А3″. Это  был ее первый приезд  к нам, и, как сказала сама гостья, она надеется, что не последний.

О двух стульях

– Молдавские власти не расстаются с мыслью, что страна сможет «усидеть на двух стульях». Они продолжают объявлять об евроинтеграции как о большой государственной идее, и при этом надеются на дружеские и экономически выгодные отношения с Россией. Удастся ли этот маневр Молдове?

– Это они так думают, что евроинтеграция – великая государственная идея. Под вступлением в Евросоюз подразумевается вступление в НАТО, то есть превращение Молдовы в антироссийский плацдарм. Это может быть выгодно узкому кругу правящего класса, но абсолютно точно – не народу. Помимо роли плацдарма, от Молдовы потребуется участие в американских войнах, число которых постоянно растет и продолжит расти с экономическим кризисом. Но своих сыновей правящий класс на войну посылать не будет.  

О цвете маленькой революции

— Вы знакомы с нашей молдавской так называемой твиттер-революцией 7 апреля 2009 года?  Что же это было ― цветная революция или выражение воли народа?

— В любом государстве существует некоторое количество протестной энергии. Ее можно подогревать, можно и разжигать. Затем повести в нужное русло. Есть критика, которая направлена на решение проблем. Это полезная критика, без нее государство не может функционировать. А есть критика, цель которой ― развал государственности, смена власти. Вот этим вторым типом критики и занимаются финансируемые Западом силы.
«Мероприятия» по смене власти часто разыгрываются под выборы: любые, даже кристально честные выборы можно объявить недействительными или сфальсифицированными. Под это собираются демонстрации. Твиттер и другие социальные сети в такой ситуации ― всего лишь технологическое средство. Так что народу нужно очень внимательно следить за тем, чтобы его волей не воспользовались в чужих интересах.

— Как обывателю определить, что происходит: цветная революция или народ высказывает свое несогласие с властями?

— Нужно смотреть, кто является лидером движения, каковы их истинные интересы и задачи, кто за ними стоит. Обязательно необходимо искать источники финансирования. В этом процессе весьма значительную роль играют пресса и журналистские расследования. Независимость прессы крайне важна – но независимость в истинном смысле термина, не «независимость» по-вашингтонски, когда на самом деле это зависимость от Вашингтона и служба его целям.

— Сколько времени нужно, чтобы подготовить революцию одного из цветов радуги?

— И в Молдове, и во всех других государствах бывшего Советского Союза строительство прозападной инфраструктуры началось сразу после распада СССР. За эти двадцать с лишним лет были инвестированы миллиардные средства и в гражданское общество, и в экспертное сообщество наших стран. Такая инфраструктура раньше называлась подрывной – да, были дни, когда вещи назывались своими именами. До 1967 года финансировало работу подобных организаций ЦРУ, но об этом узнало американское общество, разразился скандал, и Вашингтону пришлось создавать гражданские институты и фонды.

Прозападная сеть в той или иной стране готовит почву для смены власти и в выгодный момент переходит к действиям. «Цветная революция» ― это эвфемизм. На самом деле речь идет о государственных переворотах.
Людей часто используют втемную. Если бы в 1991 году голосовавшие за Бориса Ельцина знали, что к ним применят шоковую терапию, в которой будет много шока и мало терапии, разве пошли бы они голосовать за Ельцина?

— Но последствия того или иного выбора нельзя предсказать…

— На самом деле, если внимательно читать документы, если внимательно смотреть на политическую ситуацию и на людей, ее формировавших,  можно было увидеть то направление, которым Ельцин собирался вести страну.

— Это  эксперту понятно, а обывателю как быть?

— Безусловно, специалисту виднее, поэтому его долг разъяснять людям, вести просветительскую работу. Именно этим и занимается наш институт. Есть официальная политика – это то, что власти США заявляют, и есть реальная политика – то, что они делают в действительности, под прикрытием официального дискурса. Анализ реальной политики мы как раз и ведем.

— Зачем же такие «заморочки»: готовить почву, заинтересовывать общество… Не проще ли купить всю власть маленького государства, если надо?

— Можно и купить, Вашингтон и его союзники активно это делают. Раздача всяческих кредитов – это один из способов покупки. Той же цели служат подрядные контракты. Даже если часть денег присвоена коррумпированными чиновниками, это, с точки зрения Вашингтона, совсем неплохо – они-то знают, где деньги лежат, и водят чиновника на крючке, как карася. Но и с народом все равно что-то приходится делать, как-то убеждать, чтобы он этих купленных правителей не сбросил. Поэтому всяческие фонды и центры массируют общественное мнение, поэтому дается столько грантов СМИ и общественным организациям.

— Если Молдова начнет склоняться к восточному вектору, будет ли давить Запад на власти?

— Запад будет давить жестко. Они не любят терять. Но если им сдаться сейчас, дальше Молдове придется гораздо хуже. Чтобы с Западом разговаривать, нужны вес и сила. В наращивании веса и силы и состоит смысл интеграционных процессов – точно так же Европа строилась начиная с конца 1940-х годов. Молдова сможет торговать с Западом на гораздо лучших условиях, если будет частью Таможенного Союза – крупные объединения способны добиваться в переговорах большего, чем небольшие государства в одиночку.
 

О стремлении на Запад

— Как вы думаете, почему столько людей за евроинтеграцию, несмотря на то, что там бушует экономический кризис, грозящий перерасти в политический?

— Потому что власти изо дня в день забивают людям голову иллюзиями и мифами. У Евросоюза нет денег на уже существующих членов – с какой стати он будет принимать еще кого-то? Им бы сегодняшнюю структуру сохранить, которая трещит по швам. Совершенный нонсенс. И уж совсем абсурдна идея присоединения к Румынии, беднейшему государству ЕС. По всем объективным оценкам, это лузерский, самый проигрышный выбор. Кому это выгодно? Точно не молдавскому народу.

Из досье «Панорамы»:

Вероника Крашенинникова изучала экономику в Ленинградском кораблестроительном институте, французский язык и историю – в Сорбонне, политэкономию – в Парижском институте политических наук, инвестиционный банкинг – в Нью-Йоркском университете. Многие годы она проработала за рубежом – в ООН в Женеве, возглавляла Совет по торговому и экономическому сотрудничеству США—СНГ (СТЭС) в Нью-Йорке, была официальным представителем Санкт-Петербурга в США.
Ее перу принадлежит книга «Америка—Россия: холодная война культур», высоко оцененная политологами и экономистами как в РФ, так и в США.

Ирина Иванченко
iva@pan.md

Фото: из архива pan.md

Российский политолог уверена, что, если внимательно искать информацию, можно вычислить, кто из политических движений реально работает на благо страны, а кто лишь прикрывает свою подрывную деятельность. Ключевые слова: евроинеграция , Молдова , Россия , политика

Источник: http://pan.md

Понравилась новость или статья?
Подпишитесь на наш RSS канал и Вы будете получать все последние новости.

Комментарии закрыты.


webmaster@obzormd.com