28
Сен
0

В новый Центр со старым директором




В среду 18 кандидатов на пост главы Национального антикоррупционного центра (НАЦ) сдали устный экзамен. Теперь победителю предстоит одобрение на пленарном заседании парламента. Еще до проведения конкурса многие политики и эксперты заявляли о его «театральности».
Дескать, сомневаться в победе Кетрару не приходится, и дело тут не в его профессионализме и богатом опыте, а в договоренности между лидерами парламентских фракций от Альянса за евроинтеграцию.
 
Экзамен — цирк, а люди в нем…
 
Стоит заметить, что экзамены соискателей на высокую государстственную должность впервые в молдавской истории были выставлены на публичное обозрение. Процесс собеседования и тестирования был открыт для прессы. Это сильно напоминает опыт Грузии в борьбе с коррупцией. Очевидно, не случайным был и недавний визит в нашу страну представителей МВД Грузии. О нем «Панорама» писала в номере от 26 июня 2012 года. Процесс реформ правоохранительных органов в этой стране сопровождался массовыми увольнениями, экзаменами и серьезными сокращениями штатов целых министерств. Кабинеты молдавского антикоррупционного органа после реформы также опустеют: вместо 500 сотрудников в нем будут работать около 200 человек, которые должны пройти тестирование. Кстати, в Дорожной полиции Молдовы сейчас происходит примерно то же самое ― оптимизация кадров и экзамены.  
 
Однако если в Грузии почти всех руководителей силовых структур сменили на новых, то в Молдове этому процессу мешают политические обязательства, взятые лидерами АЕИ друг перед другом.  
 
В соответствии с приложением к соглашению о создании правящего Альянса, руководитель Центра по борьбе с экономическими преступлениями и коррупцией был определен Демократической партией, возглавляемой Марианом Лупу и Владимиром Плахотнюком.
 
Организатором конкурса выступила парламентская комиссия по вопросам права, назначениям и иммунитету. Представители фракции ПКРМ в этой комиссии участвовали в оценке претендентов частично. Еще перед проведеним экзаменов депутат-коммунист Серджиу Сырбу заявил, что депутаты от ПКРМ будут бойкотировать конкурс, поскольку кандидат, который выйдет победителем, якобы уже известен. Однако в работе комиссии, принимавшей письменный экзамен и собеседование, коммунисты все же приняли участие и даже задавали конкурсантам вопросы.
 
Заявки на прохождение конкурса подали 22 претендента, однако троих из них забраковали из-за недостаточного опыта в юридической сфере. Еще один кандидат на первый этап, по неизвестным причинам, не явился. Среди кандидатур было пять человек с опытом работы в ЦБЭПК, в том числе и его действующий директор Виорел Кетрару, несколько преподавателей, адвокатов, работников неправительственных организаций, а также недавно отправленный в отставку бывший начальник Управления дорожной полиции Серджиу Армашу. 
 
На письменном экзамене 18 претендентам предложили ответить на три вопроса: дать определение акта коррупции, перечислить качества, необходимые руководителю НАЦ, и объяснить смысл выражения «взгляд из вертолета». Кроме того, надо было решить юридическую задачу: дать правовую квалификацию действиям чиновника, уличенного в акте коррупции. При этом работы не подписывались. Экзамен длился два часа, после чего члены комиссии сразу же проверили работы, оценивая их по 10-балльной системе.
 
Серджиу Сырбу назвал конкурс «цирком» и выразил уверенность в том, что «кому надо было, тот заранее знал ответы на вопросы». Кроме того, у Сырбу вызвало подозрение, что ответы нескольких претендентов на один из вопросов были словно скопированы из ответов, имеющихся у членов комиссии. Глава комиссии Виктор Попа объяснил это тем, что в ответе необходимо было привести статьи закона, которые некоторые юристы, должно быть, знают наизусть. Серджиу Сырбу заметил, что ни одну из работ он не оценил выше пяти баллов.
 
Садись, двойка!
 
Утром следующего дня претенденты прибыли на собеседование. Устная часть конкурса представляла собой выступление соискателей перед трибуной, ограниченное семью минутами, с последующими вопросами экзаменаторов. К речи кандидаты подготовились заранее. Необходимо было рассказать о приоритетах в работе будущего НАЦ.

Выступления многих кандидатов, например университетского преподавателя Еуджена Гуцану, были чересчур академичными. У многих в речи присутствовали слова «независимость, эффективность и беспристрастность». Почти все говорили  о необходимости адекватной мотивации сотрудников и повышении зарплат. Адвокат Игорь Попа считает, что заработок директора Центра и его заместителей должен вырасти до 2500 евро с прежних 450 евро, а офицеров уголовного преследования и оперативных работников ― до 1500 евро  с 220 евро. Адвокат говорил о необходимости улучшения делопроизводства и проблеме наказаний (точнее их отсутствия. ― Прим. авт.) коррупционеров. Игорь Попа привел статистику, демонстрирующую, что работа ЦБЭПК, по сути, проходит даром, поскольку, например, в этом году ни один из обвиняемых за коррупционные преступления не отправился за решетку. По его мнению, одна из причин такой ситуации кроется в плохом качестве процессуальных актов работников следствия.
  
Другой выступавший, бывший работник МВД, заместитель начальника одного из управлений ЦБЭПК Тудор Габура заметил, что в эффективности работы Центра зарплата служащих не является определяющим фактором.
 
― Коррупция среди госслужащих вызвана не низкими доходами, а стремлением к легкому обогащению за короткое время, ―  считает Габура. По его мнению, в антикоррупционном ведомстве нужно прежде всего затеять генеральную «уборку» кадров с целью создать команду честных, «чистых» и компетентных сотрудников, то есть человеческий фактор в искоренении коррупции находится на первом плане.

Шпаргалки по борьбе с коррупцией

Сложилось впечатление, что многие претенденты в действительности не рассчитывали победить, а пришли с другой целью. Кто-то из юристов, очевидно, решил  попиариться, кто-то ― высказать свою позицию. Так, председатель гражданского совета по мониторингу ЦБЭПК Григоре Чокану стал критиковать политику борьбы с коррупцией в нашей стране. Он заявил, что необходимо реформировать правовой институт привлечения к уголовной ответственности лиц, обладающих неприкосновенностью, ―   депутатов и судей. По его мнению, главная проблема ― в отсутствии реального наказания для лиц, привлеченных к ответственности за коррупцию.
 
Серджиу Армашу, до недавнего времени занимавший пост главного «гаишника» страны, читал свой доклад с экрана, в отличие от большинства его соперников, которые, в основном, лишь подглядывали в свои «шпаргалки». Армашу говорил о «необходимости борьбы с коррупцией на самом высоком уровне», и, в целом, его доклад  отдавал книжностью и не отличался оригинальностью. Правда, в конце Армашу заговорил метафорами и сравнил молдавскую коррупцию с ситуацией, когда «видим лес, но не видим деревьев, коррупция есть, но не видно коррупционеров». Несмотря на то что полиция входит в «призовую» тройку наиболее коррупционных органов, бывшему сотруднику МВД не было задано ни одного вопроса, в то время как многих менее известных претендентов терзали вопросами довольно активно. Может, Армашу им стало жаль?
  
Самым долгим было выступление Виорела Кетрару, который отвечал на многочисленные вопросы своих «судей». Он, по обыкновению, говорил пылко и, казалось, убедительно. Кетрару сказал, что необходимо создать механизм публичного контроля за действиями чиновников, и заметил, что «у нас нет механизма создания прозрачности принятых решений». Кетрару посетовал, что успешно расследованные дела часто подвергаются затем переквалификации, намекнув на коррупцию среди прокуроров и судей. Директор ЦБЭПК выразил необходимость тщательно отслеживать такие случаи и оценивать действия всех сторон, участвоваших в процессе. В итоге Виорел Кетрару набрал 16,56 балла из возможных 20 и стал победителем. Одобрить его кандидатуру должен парламент до 1 октября, когда ЦБЭПК будет реорганизован в НАЦ.

Один из кандидатов, бывший работник структур Службы информации и безопасности, адвокат Валерий Астафьев считает, что «шансов победить не было ни у кого из претендентов, кроме нынешнего директора Центра». По его словам,  члены комиссии специально создавали для участников неравные условия, а их оценки были субъективными.
 
― Оценки кандидатов отличались друг от друга значительно, что доказывает предвзятость всего процесса, ― сказал Астафьев. ― Например, один из членов комиссии мог поставить «восемь», а другой ― «единицу». Не существовало критериев оценки. По вопросам на устном экзамене было ясно, кому члены комиссии симпатизируют, а кому нет. Нужно понимать, что директор Центра был назначен в результате дележки должностей в Альянсе, и его лидеры не хотят изменять своим прежним соглашениям. Публичный экзамен ― это спектакль для общества и одновременно притворное выполнение обязательств при заявленной евроинтеграции.  
 
Никола Недворов
mail@pan.md

Ключевые слова: конкурс , директор , ЦБЭПК

Источник: http://pan.md

Понравилась новость или статья?
Подпишитесь на наш RSS канал и Вы будете получать все последние новости.

Комментарии закрыты.


webmaster@obzormd.com