1
Окт
0

Владимир Воронин: «С тем же успехом они могут попытаться запретить веру в свободу и отменить вековую человеческую надежду на справедливость»



Владимир Николаевич, сегодня вступил в силу пакет решений Парламента о запрете коммунистической и советской символики. Накануне Вы неоднократно заявляли, что не подчинитесь этому решению. Ожидаемый вопрос: что же будет делать Партия коммунистов? И не считаете ли Вы подобную реакцию Вашей партии своеобразным проявлением правового нигилизма? Ведь, как говорится, закон – есть закон. Хорош он или плох, ему необходимо следовать.

Бывают такие времена, когда подчинение закону означает соучастие в преступлении. Решение властей о запрете коммунистической символики – является именно таким преступлением, совершенным с предельно откровенных, ничем не замаскированных фашистских позиций. При этом сам фашизм, как известно, был осужден Нюрнбергским трибуналом, осужден как преступная идеология и практика. Не смотря на вечные попытки некоторых экзальтированных политологов уравнять коммунизм и фашизм, в отношении коммунизма, как мировоззрения, никакого подобного правового процесса не существовало. Да и не могло существовать. Поэтому все эти формулировки парламентского постановления про преступный и тоталитарный советский режим являются эмоциями ангажированных депутатов, к праву не имеющими никакого отношения.

Нужно сказать, что замахнулись эти деятели не на бренд какой-то заурядной и карманной политической партии. Они замахнулись на историю, явно недооценив ни свои силы, ни свое подлинное место в ней. С тем же успехом они могли узаконить уличный грабеж и наркоманию. Что же, соглашаться что ли? Закон – он тогда закон, когда он не противоречит морали. Тогда он худо-бедно исполняется. А когда принимается нормативный акт, против которого восстает нравственность, все человеческое нутро, чувство собственного достоинства, да и все известные демократические принципы, то место этого закона – на свалке. Ему нельзя подчиняться! Его нужно опротестовать! Что мы и сделали, обратившись в Конституционный суд.

Ваши оппоненты приведут примеры аналогичных запретов коммунистической символики в некоторых европейских странах. Что же и там, по-Вашему, принимались преступные решения?

Как минимум, противоречащие всем известным демократическим правам и свободам. И, как известно, страсбургский суд по правам человека эти решения уже отменил. И в Венгрии, и в Румынии, и во Франции. Поэтому парламентарии от правящего Альянса своими запретами коммунистической символики атаковали не только уже известную европейскую практику, но и фактически торпедировали принцип верховенства международного права над национальным.  Хотя они наверняка знали и знают, что им придется пройти по тому же кругу и, в конце концов, смириться с тем, что серп и молот достаточно быстро вновь вернется в правовое поле. Понятно, что они торопятся. Им нужны какие-то чрезвычайные, репрессивные меры против самой популярной партии и авторитетной в стране. Им нужны какие-то эффективные решения против нас, которые бы проявили свою «убойную силу» хотя бы на самое короткое время. Вот они и рискнули запретить то, что запретить им не по зубам. С тем же успехом они могут попытаться запретить веру в свободу и отменить вековую человеческую надежду на справедливость.

Не получится! Замахнулись на отдельную политическую партию, а ударили по целым поколениям признанных человечеством героев. Хотели решить какие-то сиюминутные задачи, а плюнули в вечный огонь. Кто же им теперь это простит?   

Владимир Николаевич, Вы говорите о самой популярной политической партии, имея  ввиду ПКРМ, но как Вы объясните одну странную вещь. Мы видим, что из парламентской фракции коммунистов время от времени выходят депутаты, переходят в другие формирования. Некоторые это делают шумно, как, к примеру, Додон. Другие тихо и незаметно, как Мишин и Чебан. С другой стороны, рейтинг партии остается неизменным. То выше на пять процентов, то ниже. Скажите, Вы не беспокоитесь, что в один прекрасный момент количество перейдет в качество и авторитет партии все-таки рухнет?

Мы очень серьезно беспокоимся не только о партии. А в первую очередь обо всем молдавском обществе, о государственности. Уже многим стало ясно: рухнет Партия коммунистов – уйдет в небытие молдавская государственность. Это не высокие слова. Это – реальность. Назовите хотя бы одну крупную политическую силу, которая бы оставалась столь же последовательной и принципиальной во всем, что касается интересов молдавского гражданина, его демократических свобод, его права на достойную жизнь?  

Три года Альянс у власти. И три года этот Альянс борется с коммунистами. День за днем, час за часом. Это, пожалуй, единственное серьезное занятие, которым занята власть. Но и тут нет никакого прогресса. Хотя, конечно же, они время от времени громко заявляют, что, мол, вот-вот наступит полная капитуляция оппозиции, сейчас коммунисты с позором вынесут свои знамена и сдадутся в плен. Но ни политические предательства, ни репрессии не дают им никакого ощутимого эффекта. Знамена в сохранности, а ряды партии только растут.

И знаете отчего?

Только оттого, что занят Альянс не тем делом! Причина проблем, с которыми сталкивается власть не в наличии коммунистов, а в наличии самой коррумпированной власти. И в этом случае действительно количество уже давно перешло в качество. Режим перешел ту линию, когда еще можно было надеяться на его хоть какую-то прагматичную эволюцию, на изменения в сторону трезвой, взвешенной политики. После 16 марта, когда правящее большинство вопреки Конституции, избрало себе президента, после закрытия телевизионного канала  NIT, после того, как они провозгласили погромный день 7 апреля – днем свободы, после того, как они приняли решения о запрете коммунистической символики, после того, как они отказали 27 сентября молдавскому народу в праве на собственное слово на референдуме по вхождению в Таможенный союз,  надеяться на какие-то позитивные перемены в политике режима уже нельзя. Я даже не говорю сейчас обо всех тех «подвигах» Альянса, которые совершаются его лидерами в сфере экономики, социальной политики и образования. Молдова входит в зиму без продовольствия и без всяких надежд на решение энергетических вопросов. Сегодня Молдова практически не управляется.

Нужно понимать, что та «история успеха», за которую так часто хвалят европейские чиновники нынешний молдавский режим, заключается исключительно в том, что страна пока не встала на дыбы. В этом весь успех и заключается. Но это сомнительный комплимент. Хвалить правящих политиков только за то, что они «героически» лупят европейским молотком по молдавскому капсюлю, а бомба все не взрывается, значит подстрекать их к весьма незавидной участи.

Владимир Николаевич, в субботу ваша партия провела три масштабных мероприятия, созвав всех своих активистов в Кишиневе, в Бельцах и Кагуле. Вы и ваши соратники объявили, что, если власть не примет решение в пользу объявления о референдуме, то придется призвать всю Молдову в столицу. Но ведь власть уже неоднократно доказывала, что она равнодушна ко всяким акциям протеста. Да и оппозиция в лице Партии коммунистов всячески демонстрировала мирный характер собственных манифестаций. На что же Вы надеетесь на этот раз? На то, что лозунгами «Молдова-Молдова!» вы добьетесь поставленной цели?

Сегодняшняя ситуация принципиально отличается от той, которая сложилась прошедшей зимой и весной. У нас было очень много сторонников, но были те, кто скептически относился к нашим лозунгам типа «Жос Альянца!», «Долой узурпаторов», «Требуем выборов!». Многие все-таки надеялись на то, что выборы президента, пусть даже незаконные, установят в стране стабильность, вернут ей надежду на развитие. Но этого не произошло. Стало хуже. Стало настолько хуже, что никто больше не верит в способность правящих политиков хоть как-то изменить ситуацию к лучшему.

В этой поистине чрезвычайной ситуации мы предложили единственное антикризисное решение – скорейшее вступление Молдовы в Таможенный союз России-Беларуси-Казахстана. Выгоды такого решения очевидны. Во-первых, это можно сделать быстро. Если бы на референдуме победили сторонники такого союза, то уже в следующем году у нас были бы цены на газ в два раза меньше нынешних. Страна бы сэкономила около 400 миллионов долларов в год, которые можно было бы направить на социальное развитие, на образование, на серьезные проекты в сфере здравоохранения. И это не считая всех прочих достаточно известных экономических выгод. Во-вторых, мы предлагали, чтобы это решение принял сам народ. Мы настаивали на главном тезисе: дайте народу слово! Дайте возможность, уважаемые господа, ему самому определиться и принять решение. Дайте возможность сказать слово тому, кому, собственно говоря, принадлежит по Конституции государственный суверенитет.

Альянс не рискнул пойти по этому пути. А ведь одно такое решение стало бы своеобразным историческим алиби для всех его членов. Но теперь правители на такую реабилитацию могут уже не рассчитывать. Власть должна понимать, что она ударила больно не по одним лишь сторонникам Партии коммунистов. А по гораздо большему числу граждан, среди которых были и те, кто голосовал за правящие ныне партии. Вы же знаете, что из тех почти 60 процентов, которые считают необходимым вступление в Таможенный союз, лишь процентов сорок голосует за коммунистов.

Теперь мы призовем людей в Кишинев с более простой и ясной задачей. Не нужно свергать власть! Нужно заставить этих политических рейдеров вернуть суверенитет молдавскому народу. Нужно дать народу слово! Вы представляете себе, как кучка правителей может отказать сотням тысяч людей, явившихся в столицу своего государства, с подобным требованием?

Большое спасибо, Владимир Николаевич, за интервью.

Источник: omg.md

Понравилась новость или статья?
Подпишитесь на наш RSS канал и Вы будете получать все последние новости.

Комментарии закрыты.


webmaster@obzormd.com