2
Окт
0

Приднестровье: правоохранительные органы и права человека




Уполномоченный по правам человека Левобережья Василий Александрович Калько уверен, что в регионе проблем с обеспечением прав человека больше, чем путей их решения.
Это мнение омбудсмен озвучил во время состоявшегося недавно круглого стола, организованного Медиа-центром Приднестровья при финансовой поддержке UNDP.

Каждый четвертый – нарушитель?

Сначала немного статистики: за 8 месяцев нынешнего года зарегистрировано 1117 обращений к приднестровскому омбудсмену. Для сравнения: в 2011-м их было 1602.

– Это не означает, что  столько же  было и нарушений прав человека. Но мы рассматриваем все заявления. А спектр тем самый широкий: от недовольства элементарными бытовыми условиями до жалоб на то, что в тюрьме не лечат от туберкулеза, – заметил Василий Калько.
Так о чем же говорили за круглым столом?

Обсуждали несовершенство приднестровской правоохранительной системы. Тем более что на это обратил внимание и недавно посетивший регион эксперт ООН по правам человека в Приднестровье Томас Хаммарберг. По его мнению, в местных тюрьмах слишком много людей, осужденных на неоправданно длительные сроки.

Для самих приднестровцев тоже давно не секрет, что милиция сначала «рисует преступления», как выразился Василий Калько, а потом находит нарушителей «по горячим следам». Так кривая раскрываемости на бумаге растет вверх, а уважение к стражам порядка падает.

–  В 2010 году только милицией было составлено 125 тыс. протоколов за административные правонарушения. То есть  на каждого четвертого взрослого жителя , – подчеркнул Василий Александрович. – А если подсчитать еще и те, за которые ответственны другие службы?
Практику МВД оценивать свою работу исходя из процента раскрываемости он назвал «раковой опухолью».

– Мой сын был на стажировке в Тираспольском УВД в патрульно-постовой службе и рассказал о возмутившем его случае, будничном, с точки зрения его старших коллег, –  заметил уполномоченный по правам человека. – Подвыпивший мужчина сидел на скамейке у своего подъезда, но милиционеры не позволили сыну увести его домой, а отправили в вытрезвитель.

Каждый из собравшихся за круглым столом вспомнил похожий инцидент, причем с куда более тяжкими последствиями. Говорили и о тех сотрудниках правоохранительной системы, которые, отказавшись от «погони за процентом», просто оставили службу.

– Оценивать деятельность правоохранительной системы нужно по степени доверия к ней населения. Я  говорил об этом и с президентами – бывшим и нынешним, и на коллегии МВД, – заверил Василий Калько.

Монополия общественной организации

С одной стороны, правоохранительная система «прессует» приднестровцев, а с другой –  им не к кому обратиться хотя бы за советом.

–  Квалифицированная юридическая помощь недоступна большинству по материальным соображениям. Ко мне пришла бабушка, с нее запросили 500 рублей за исковое заявление, – рассказал омбудсмен.

Юридические  консультации монополизировали этот вид деятельности, особенно по уголовным делам. Защитниками могут быть только члены коллегии адвокатов.  

Коллегия адвокатов – это всего лишь общественная организация, за членство в которой надо заплатить $2000. Но из-за несовершенства нынешних законов она превратилась в касту. Только один штрих к сложившейся ситуации: недобросовестного адвоката могут исключить из своих рядов, а значит, запретить практиковать, лишь его товарищи по этой самой общественной организации. Будут ли они это делать? Вопрос, конечно, риторический.

– Противовесом могли бы стать бюро адвокатов. Надо менять, а лучше создавать новый закон об адвокатуре, – считает Василий Калько. – Проблема не решается только потому, что ее не хотят решать. А пока в качестве практики бесплатную  юридическую помощь пенсионерам и малоимущим могли бы оказывать студенты старших курсов юридического факультета под контролем преподавателей. Я уже обсуждал такой путь с руководством Института государства и права Приднестровского университета.  

Мы – заложники?

– 380 человек с открытой формой туберкулеза гуляют по улицам. Как правило, это люмпены: освободились из места заключения, нигде не работают, –  заметил омбудсмен. –  Многие  махнули на себя рукой, лечиться не хотят. А мы  превратились в заложников. Конечно, возникает вопрос о принудительном лечении или хотя бы принудительном содержании таких больных. Но тут возникает проблема прав человека. И вот парадокс: в такой ситуации  права меньшинства противопоставляются правам большинства. Вот только в чью пользу?

Проблема лечения туберкулеза остро стоит в приднестровских пенитенциарных учреждениях. Около десяти лет назад условия содержания таких пациентов  были лучше за решеткой, чем на свободе. Помогали международные организации.  Сегодня этого нет,  а государство располагает лишь скудными ресурсами. Тем не менее я дважды в год обращаюсь к руководству страны с просьбой улучшить содержание заключенных. На одном из первых заседаний государственного совета в этом году рассматривалось противодействие заболеваемости туберкулезом. Принята специальная государственная программа, которая будет действовать до 2015 года.

Политические права

Невыплата зарплаты – традиционный повод для обращения к омбудсмену. Общая задолженность по Приднестровью копилась еще с 90-х годов прошлого века и на 31 декабря 2010-го составляла 499 млн. рублей. Это треть годового бюджета региона. Как ее ликвидировать? Пока неясно, ведь все, что можно, уже приватизировали. Важно, чтобы эта задолженность хотя бы не росла.

–  Нарушение политических прав становится предметом обсуждения, как правило,  во время выборов. В этом году еще никто не жаловался, – сказал Василий Калько. – А меня, как уполномоченного по правам человека,  интересуют избирательные права  целой категории наших жителей. У большинства приднестровцев на вполне законном основании есть второе гражданство.

Могут ли они осуществить свое  избирательное право в соответствии с ним? Молдова открывает избирательные участки для граждан РМ из Приднестровья  «в шаговой доступности» –  в своих приграничных селах. Граждане России вообще могут проголосовать дома:  во время выборов президента РФ в приднестровских городах работал 21 участок.

А как быть приднестровцам с паспортом гражданина Украины?  Несколько лет назад  эта страна открыла на территории Приднестровья  7 избирательных участков во время выборов президента.
Тогда шла борьба между Виктором Ющенко и Виктором Януковичем. 92% приднестровских украинцев проголосовали за Януковича, а победил Ющенко. С тех пор участки у нас больше не открывали.

Между тем в списках посольства Украины в РМ значатся 70 тыс. избирателей из Приднестровья. А участка для них всего два: в Кишиневе и Бельцах. Мы как-то посчитали: только для того, чтобы доставить в столицу Молдовы 40 тыс. тираспольских избирателей, понадобится столько автобусов, что они растянутся на 11 километров. А пропускная способность избирательного участка в Кишиневе – всего  2 тыс. человек в день. Таким образом, у 95% приднестровских украинцев нет возможности реализовать свое избирательное право.

Вера Куляева
mail@pan.md

Ключевые слова: Тирасполь , Кишинев , туберкулез , Приднестровье

Источник: http://pan.md

Понравилась новость или статья?
Подпишитесь на наш RSS канал и Вы будете получать все последние новости.

Комментарии закрыты.


webmaster@obzormd.com