9
Окт
0

Нобелевская премия осветила квантовые компьютеры и сверхточные часы



МОСКВА, 9 окт — РИА Новости. Работы в области квантовой оптики, позволяющие создавать основы квантовых компьютеров, сверхнадежных шифров и небывало точных часов увенчаны Нобелевской премией по физике 2012 года. Это тот случай, когда результаты, полученные при изучении взаимодействия света с веществом, найдут самое широкое применение на практике, отмечают эксперты.

Во вторник Нобелевский комитет Королевской шведской академии наук объявил в Стокгольме, что Нобелевская премия по физике за 2012 год присуждена французу Сержу Арошу и американцу Дэвиду Уайнлэнду «за новаторские экспериментальные методы, позволяющие измерять и контролировать отдельные квантовые системы».

Представление лауреатов по традиции прошло на нескольких языках, в том числе на русском.

Серж Арош — французский физик, родившийся в 1944 году в Марокко, профессор Коллеж де Франс, работал в Стэнфордском и Гарвардском университетах, Массачусетском технологическом институте. В 1996 году Арош и его коллеги провели экспериментальные наблюдения квантовой декогеренции. Арош стал первым Нобелевским лауреатом-выходцем из Марокко.

Дэвид Уайнлэнд — американский физик, тоже родившийся в 1944 году, работающий в Национальном институте стандартов и технологии (NIST) США. В 1978 году Уайнлэнд впервые продемонстрировал технологию лазерного охлаждения ионов.

АТОМНЫЕ ЧАСОВЩИКИ

Благодаря работам лауреатов «мы можем делать более точные измерения, мы можем видеть новые явления и эти методы открывают совершенно новый мир в маленьком мире», прокомментировала присуждение награды профессор экспериментальной физики Гетеборгского высшего технического института имени Чальмера Эва Ульссон в интервью Радио Швеции.

Работы Ароша и Уайнлэнда хотя и имеют отношение к фундаментальной физике, но найдут широкое практическое применение, считает заведующий лабораторией лазерной спектроскопии Института спектроскопии РАН Виктор Балыкин.

«Серж Арош всю жизнь занимался простыми квантовыми системами, то, что связывают с будущими квантовыми компьютерами. Это исследование на фундаментальном физическом уровне элементарных составляющих будущих квантовых компьютеров — так называемых квантовых кубитов», — пояснил Балыкин.

Результаты, полученные Арошем, важны для реализации принципов квантовой криптографии, полагают директор Института автоматики и электрометрии Сибирского отделения РАН Анатолий Шалагин и профессор университета Умео (Швеция) и физико-технического института имени Иоффе (Петербург) Андрей Шеланков.

«Там видны определенные выходы (в практику)», — сказал Шалагин РИА Новости.

По словам Балыкина, Уайнлэнд «занимался проблемой локализации, захвата отдельных ионов с последующим охлаждением». Это, в частности, позволяет создавать атомные часы — самые точные часы в мире.

В этих устройствах для измерения времени роль «маятника» играют атомы. Частота излучения атомов при переходе их с одного уровня энергии на другой регулирует ход квантовых часов. Эта частота настолько стабильна, что атомные часы позволяют измерять время точнее астрономических методов.

«Если бы эти часы начали свое «тиканье» с момента Большого взрыва (почти 14 миллиардов лет назад — ред.), то их погрешность составила бы плюс-минус всего пять секунд!», — процитировал Балыкин ответ Ароша на вопрос, зачем нужны эти часы.

Такие устройства необходимы, в частности, для обеспечения работы космических аппаратов, интеллектуальных энергосетей, систем автоматического управления и обеспечения безопасности.

«Все навигационные системы… в принципе не могут существовать без этих точных часов», — добавил ученый.

ОБАЯНИЕ НОБЕЛИАТОВ

«Арош и Уайнлэнд — очень обаятельные и интеллигентные люди, с которыми интересно общаться не только по науке, но и за пределами лабораторий», — рассказал Балыкин.

По его словам, он говорит об Ароше и Уайнлэнде «с удовольствием».

«Я знаю и того, и другого. Это чрезвычайно обаятельные и скромные физики, чрезвычайно мягкие, воспитанные, интеллигентные люди, особенно Дэвид Уайнлэнд — такой спокойный, медлительный. С ним можно говорить не только о физике», — сказал Балыкин,

По словам Балыкина, с Арошем он познакомился в начале перестройки в СССР на одной из международных конференций.

«И я помню, с каким интересом — он был с женой — они спрашивали, что происходит в Советском Союзе. Меня просто поразила их заинтересованность в том, что же на сей раз случилось в большой стране под названием Россия», — отметил ученый.

Сам Арош по телефону сообщил журналистам, собравшимся на традиционной пресс-конференции в Стокгольме, что в момент звонка от нобелевского комитета он с женой возвращался домой с прогулки.

«Я шел по улице, хорошо, что по пути была скамейка и я смог присесть… Когда я увидел шведский телефонный код на своем телефоне, я понял, что все это действительно происходит со мной. Это поразительно», — сказал ученый, который несколько лет подряд считался одним из главных кандидатов на Нобелевскую премию.

ГОРДОСТЬ ФРАНЦУЗСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ

Присуждение Нобелевской премии Арошу заставляет гордиться французской образовательной системой, считает министр высшего образования и науки Франции Женевьев Фьоразо.

«У нас уже третья Нобелевская премия по физике за последние годы. Естественно, нужно гордиться нашей наукой. Хотя нельзя все упрощать, у нас есть, что улучшить», — сказала Фьоразо в интервью телеканалу BFM TV.

Министр отметила, что также рада за Коллеж де Франс, где работает Арош.

В свою очередь, президент Франции Франсуа Олланд выпустил коммюнике, поздравив Ароша с премией.

В среду в Стокгольме пройдет церемония объявления Нобелевских лауреатов-2012 по химии.

Источник: www.newsmoldova.ru

Понравилась новость или статья?
Подпишитесь на наш RSS канал и Вы будете получать все последние новости.

Комментарии закрыты.


webmaster@obzormd.com