17
Окт
0

Мир без нацизма: от Кишинева до Страсбурга




На прошлой неделе, с 8 по 10 октября, автор этой статьи вместе с группой журналистов из Молдовы побывал в Страсбурге на Генеральной ассамблее международного правозащитного движения «Мир без нацизма».

Это были три дня, которые дали возможность еще раз убедиться в том, что современный мир не застрахован от новых тоталитарных режимов.

«Коммунист» Дога из Молдовы

Понедельник, 5.00. Таможенный осмотр и регистрация в Кишиневском аэропорту на рейс до немецкого города Франкфурт-на-Майне прошли быстро. Добираться из Германии во Францию  предстояло самостоятельно.  

В зале для ожидающих посадки на самолет первым встречаю журналиста коммунистического портала «Гренада» Дениса Догу.

Да, он приходится родственником молдавскому композитору Евгению Доге. Известному, кстати, на родине еще и своими антироссийскими, но прорумынскими взглядами. Денис – другой. Он – коммунист-воронинец и, скорее всего, румынофоб.

– Все-таки на свободе? – интересуюсь у Дениса.

– Пока на свободе, – отшучивается Дога-младший. В отличие от своего дяди, Денис выступает категорически против панрумынских идей объединения Республики Молдова с Румынией. Но, увы, поддерживает все-таки других политических шулеров – Партию коммунистов Республики Молдова (ПКРМ). От выборов к выборам, используя символику серпа и молота, молдавские коммунисты эксплуатируют ностальгию местного населения по Советскому Союзу и идею интеграции в геополитическое пространство России.

За несколько дней до вылета в Страсбург, получив Шенгенскую визу, Дога-младший иронизировал над тем, что во время предстоящего флэшмоба в защиту серпа и молота, организованного райкомом Партии коммунистов на Чеканах (микрорайон в Кишиневе. ― Прим. «Панорамы»), его может арестовать полиция, а потому страсбургское мероприятие пройдет без его участия. К счастью моего коллеги, власти Молдовы, запретившие накануне использование в политических целях коммунистической символики,  не от большого ума недоработали законодательный проект. Такое в Молдове бывает. Иными словами,  правящее антикоммунистическое большинство в парламенте, проголосовав за запрет коммунистической символики, не назначило госучреждение, ответственное за определение меры наказания тем, кто в публичных мероприятиях использует серп и молот. По всей видимости, воодушевленный недоработкой парламентских антикоммунистов, даже в аэропорт Денис приехал в красной майке с надписью «СССР», красовавшейся над серпом и молотом.

От победителей к побежденным

Понедельник. 6.45. Посадка на самолет госкомпании Air Moldova, выполняющий рейс Кишинев―Франкфурт,  завершена. Бортпроводницы на английском и румынском языках объясняют пассажирам правила безопасности. С недавних пор, по требованию лидера парламентской праворадикальной Либеральной партии  Михая Гимпу, инструктирование пассажиров на русском языке не используется. Не любит Гимпу русских и считает их оккупантами. Зато не осуждает румынского нациста Антонеску.   
 
Во время перелета в Германию вспомнился памятник в родном селе Елизаветовка, возведенный на месте, где 8 июля 1941 года немецкие нацисты расстреляли 24 мирных жителя. Среди них были и мои родственники.

Другие, например дедушка Иван Матвеевич Тхорик и его братья, завоевывали в составе  Красной армии на других фронтах Победу. Дедушка не раз признавался, что к Победе стремились не из-за Сталина, а из-за родных. Тех, над которыми издевались нацисты.  

После войны, вернувшись домой, до конца своих дней каждое утро 9 Мая дедушка находил прикрепленную к двери своего дома бумажную красную звезду. Так сельские школьники в знак благодарности за Победу обозначали  дома ветеранов, прогнавших нацистов. Сегодня, наверное, некоторые антикоммунисты и русофобы из правящего в Молдове Альянса за евроинтеграцию попытались бы запретить подобные акции школьников, расценив их как популяризацию «символов тоталитарного коммунистического режима (серп, молот и др.) и пропаганду тоталитарных идеологий». Им подыгрывают коммунисты-воронинцы, которым досталась миссия защиты этой священной символики.

***
Понедельник, 8.40. Из-за густого тумана самолет приземлился на полчаса позже. Проигравшая 67 лет назад во второй мировой войне Германия встретила потомков победителей благоустроенным аэропортом во Франкфурте и высокими ценами на аренду автомобилей. До Страсбурга нужно было добираться самостоятельно, а потому мы надеялись арендовать машину.  Убедившись, что на наши зарплаты победителей позволить себе авто невозможно, начали искать другой способ уехать во Францию.

«Нацист» Саша из Германии

Понедельник, 10.30 (по местному времени).
 
– How much is a ticket to Strasbourg? («Сколько стоит билет до Страсбурга?». – Прим. «Панорамы»), – интересуемся на ломанном английском у водителя автобуса, припаркованного у одного из выходов из аэропорта.
 
– Сорок девять евро, – косясь на серп и молот Доги, отвечает на русском водитель. Познакомились. Саша уже 20 лет живет в Германии. В начале 90-х эмигрировал в эту страну вместе с матерью из Казахстана.

– Моя мама – этническая немка. Но после Великой Отечественной к нашей семье все время относились с недоверием. В СССР считали, что мы, местные немцы, тоже как-то виновны в зверствах нацистов, – признался Саша.

После крушения железного занавеса его семья, не раздумывая, эмигрировала в Германию.

– Ну какие же мы нацисты? Мои предки приехали на территорию Российской империи еще в девятнадцатом веке. Тогда Гитлера даже в проекте не было, – рассуждает водитель.

В Германии его семья чувствует себя хорошо. За два десятилетия немецкий стал для Саши родным. Узнав, что мы едем на антинацистскую конференцию, наш новый знакомый рассказал все, что знает о современных ультраправых движениях.

– В Германии и сегодня нацисты есть. Их представителей даже избирают в местные парламенты. Но нормальные люди правых не поддерживают, – простодушно заметил собеседник.

Кстати, Саша прав. Официально известно, что германская контрразведка насчитала 26 тыс. активных сторонников неонацистов. Но хотя для страны с населением в 81 млн. эта цифра не показательна, в некоторых провинциях в местные парламенты действительно проходят до 10% ультраправых. Впрочем, как и в Молдове.  

Саша признается, что, если бы родился в Германии, его жизнь, возможно, сложилась бы удачнее.

– Местное население не слишком доверяет эмигрантам. Поэтому, как правило, люди из постсоветского лагеря женятся и дружат со своими же. Но мне здесь все равно комфортнее, чем при «интернационализме» СССР. Работаю посменно, на жизнь хватает. Простым людям, конечно, всегда нелегко. Но если не забивать голову глупостями типа нацизма, то уверен, что справимся со всеми проблемами, – говорит он.

Половину своей жизни 28-летний эмигрант из Казахстана вынужден работать. Мечтал поступить в вуз, но пришлось сначала трудиться разнорабочим. Саша окончил только среднюю школу. Затем повезло устроиться механиком на автомобильный завод Mercedes. А теперь вот крутит «баранку» из Франкфурта в Страсбург и обратно. В СНГ после эмиграции еще не был.

– Там остались и родственники, но как-то не тянет туда. Может быть, на старости лет повидаю места, где родились мои предки, – предполагает молодой человек.   

Более 220 километров до Страсбурга мы проехали на автобусе за два с половиной часа. Все это время Саша вспоминал  детство, хвалил жену (тоже эмигрантку), но ни разу не сказал доброго слова о Евросоюзе и Германии. А мы и не просили. По дороге мы убедились, что в стране проигравших войну, но признавших ошибки своих предков уровень жизни все-таки лучше.

«Фашист» В. из Швейцарии

По пути из Франкфурта я вспомнил, что и мой приятель В. из Швейцарии тоже не слишком нахваливает евростардарты.

Ну, причин для этого несколько.

Во-первых, В. – никакой не еврочиновник, не бизнесмен, а обычный швейцарский работяга итальянского происхождения, живущий, по большому счету, не намного лучше молдавских пролетариев.

Во-вторых, уже несколько десятков лет власти конфедерации отказывают ему в гражданстве «из-за политической неблагонадежности». Да, именно такая формулировка обозначена в личном деле моего приятеля, который придерживается левых взглядов. Хотя, как и все, он исправно платит налоги в госказну. Попробуй здесь не заплати.

Хотя мама и назвала его в честь не слишком положительного исторического героя (по настоянию деда-фашиста), В. органически не переносит ни фашистов, ни нацистов, ни тех, кто, называя себя коммунистами, прикрывается в парламентах некогда священной символикой.  С ним я согласен. Ведь характерные черты нацизма, проявляемые в различной нетерпимости, встречаются в каждой стране, в каждом городе, в каждом коллективе. Ну а  конференция в Страсбурге, которая началась на следующий день, еще раз подтвердила это мнение.

Окончание  в следующем номере…

Владимир Тхорик
vladimir@pan.md Ключевые слова: нацизм , конференция , Страсбург

Источник: http://pan.md

Понравилась новость или статья?
Подпишитесь на наш RSS канал и Вы будете получать все последние новости.

Комментарии закрыты.


webmaster@obzormd.com