19
Окт
0

Мастерские по ремонту – работа без блеска




В Кишиневе сохранились мастерские по ремонту обуви, одежды, бытовой электроники. Это обстоятельство удивляет приезжающих, например, из Москвы.
Для жителей российской столицы проблема поменять, допустим, змейку на куртке – нет мастерских. У нас таких мастерских более чем достаточно. С одной стороны, это  рабочие места, а с другой – говорит о плохом качестве товара, который поступает в Молдову, и о бедности населения.

Задание, которое получил корреспондент «Панорамы», сводилось к следующему: узнать, есть ли работа у мастерских по ремонту одежды и обуви, то есть много ли у них клиентов.

Кишиневский Дом быта, что по улице Армянской, сразу напротив главного входа на Центральный рынок, в советские годы был одним из крупнейших предприятий подобного рода.

Туда и направился корреспондент «Панорамы» в надежде получить нужную информацию.

Характерная особенность: когда проходишь по коридору здания, приемщики из-за своих столов тут же спрашивают: «Что желаете?», «Что будем ремонтировать?» — ловят клиентов. Значит, с работой негусто. Автор статьи выбрал пожилую приемщицу, которая, не отрываясь от газеты, бросила: «Вставляем змейки, подгоняем по фигуре». Газета в ее руках называлась «Панорама», приемщица читала статью Михаила Колючкина «Диаспоры поссорились из-за языка». Корреспондент понял, что попал по адресу. Правда, хозяйка ателье оказалась малоразговорчивой, ответы из нее пришлось вытягивать чуть ли не клещами. Оттого называю только ее имя – Татьяна.

В помещении, где она сидит, шесть швейных машин, за которыми шесть женщин вместе с Татьяной, их руководительницей, подшивали шторы — предприятию перепал выгодный заказ.

Неразговорчивая Татьяна все-таки рассказала, что раньше на весь Дом быта были две швейные мастерские, которые едва успевали справляться с работой, а теперь только на их этаже таких мастерских четыре. Основная работа — ремонт одежды и вставка новых змеек. «На этом и выезжаем, — сказала Татьяна. — Вставить некоторые змейки, например длинные змейки на зимние куртки из плотной ткани — толстой замши, кожи, стоит 180-190 леев без материала, то есть змейки. Но мастерские у входа на этаж перехватывают клиентов, предлагая ту же работу за 90-100 леев. Качество установки змейки у них ниже среднего – строчка грубая, провели швейной машинкой – и готово. Но клиент клюет на дешевизну, в результате мы без работы. А у него не вставленная змейка, а халтура. Но ведь не объяснишь, что мы берем деньги не за просто так, аккуратно распарываем швы, так же аккуратно вшиваем змейку. Потом клиент просто не понесет свою одежду в мастерскую. Ради чего платить 100 леев, если отремонтированную куртку не стыдно надевать лишь темными вечерами, когда выносишь мусорное ведро? Для этого можно купить куртку и в секонд-хенде, это даже дешевле, чем менять змейку на собственной куртке. Кстати, секонд-хенд нам очень подрывает работу, если бы не он, люди бы чаще ремонтировали свою одежду, давая нам работу».  

Мария Горе — руководитель с большим опытом. Руководит обувной мастерской Pantofior. Место вроде бы проходное — первый этаж, два помещения, в обоих ремонтируют обувь. В одном мужчины ставят подметки и латки, в другом женщины меняют на сапогах и полуботинках змейки. Но и тут проблема с заказами.

- Настоящая работа у нас начинается с октября, — говорит Мария. — В прошлом месяце у нас почти не было заказов, денег едва хватило заплатить налоги. Летом работы почти нет, люди мало ремонтируют летнюю обувь, выручают только зима и осень. Кроме того, развелось очень много районных мастерских, они и перехватывают работу, кто поедет к нам в центр, когда туфли можно отремонтировать прямо у дома?

Из разговора выяснилось, что Мария Горе работала в Доме быта еще в советское время. «Тогда люди приезжали из сел, занимали очередь с шести утра, чтобы сдать обувь в ремонт, — вспоминает женщина. — Конечно, когда  женские сапоги стоили четверть месячной зарплаты, их ремонтировали, бывало и не раз.

С точки зрения автора статьи, нет ничего хорошего в том, чтобы с шести утра простаивать длиннющие очереди ради пары латок на сапогах. «Но что касается качества материалов, — говорит Мария Горе, — то оно было отменным. Некоторые материалы мы получали даже из Таджикистана и Узбекистана. Клей держал так, что не отдерешь, а теперь клей такой – через две недели подошва отлетает снова. Приходится проклеивать несколько раз — чтобы пропитал кожу, потом наносим второй раз — для большей прочности. Если плохо проклеить, подошва отстанет, клиент в следующий раз к нам не придет».

То же самое корреспонденту «Панорамы» рассказал Николай, владелец сапожной мастерской на оживленной улице столичного сектора Рышкановка. На жизнь он не жаловался. «Лучше свой маленький бизнес, чем работать на кого-то, — сказал он, не скрывая, что ремонт обуви дает ему неплохие средства для жизни. Летом он  добавил пристройку к своей квартире на первом этаже. На работу  приезжает на собственном автомобиле — довольно новая «Шкода». — Когда на маленькой территории толкутся столько конкурентов, то и заработки падают, — говорит Николая, комментируя ситуацию в Доме быта. Мне тут проще — я один на весь квартал, а район спальный, все, у кого проблемы с обувью, — ко мне. Клей, это верно, уже не тот, что раньше. Я прошиваю обувь, а не клею. Большой дефект у  дешевой обуви – отстает подошва. Особенно на задниках. Когда мне приносят такую обувку, я предлагаю прошить ее по периметру, на месте соединения верха с низом. Такой ремонт осенних туфель стоит порядка 30 леев. Другие берут по-своему».  

Выходит, если мало конкурентов, то ремонт обуви может приносить неплохие деньги. Правда, у Николая сложилась своя клиентура, так как работает он на совесть. Ваш покорный слуга знает это на собственном опыте, сам ходит в клиентах Николая.

Мы решили выяснить, что значит «берут по-своему», и прошлись по другим мастерским, прихватив поврежденную пару обуви. В следующей же мастерской, за полтора квартала от будки сапожника Коли, мастер запросил за прошивку 60 леев, тут же сбросив десятку: «Ну, так как для вас, то 50 леев». Нехитрый трюк расположить к себе клиента. Некоторые клюют на такую дешевую лесть. И платят за ремонт в полтора раза больше.   

В общем, в Молдове еще не скоро закроется последняя мастерская по ремонту обуви или одежды: уровень жизни не тот, что в Москве – уровень очень низкого достатка.

Бобусь Запольский
mail@pan.md Ключевые слова: Кишинев , Дом быта , мастерская , ремонт

Источник: http://pan.md

Понравилась новость или статья?
Подпишитесь на наш RSS канал и Вы будете получать все последние новости.

Комментарии закрыты.


webmaster@obzormd.com