23
Окт
0

И сырость капает слезами с потолка…




«Панорама» уже несколько раз писала о сложной ситуации,  в которой оказались жители столичного дома №20  по улице Зелинского. В настоящее время вопрос строительства мансарды оспаривается в суде, но жизнь людей превратилась в сущий ад.
Дождевая вода не остановилась на пятом этаже, она проникла в квартиры жильцов нижних этажей, оставив желтые разводы, подтеки, обвалив потолочную штукатурку. Кто понесет за это ответственность? Кто  восстановит крышу дома, пока не наступили холода и не зарядили беспощадные осенние дожди? На эти вопросы жильцы не могут получить ответ ни в примэрии, ни в ЖЭКе, ни в строительной фирме.

На пятом этаже дома уже практически нет сухой квартиры. Кто смог, тот съехал жить к родственникам. Однако уехать могут не все, включая  и тех, кто дал согласие на строительство мансарды. Например, жительница квартиры №31 Маргарита Кобзарь.

― Да, я дала согласие, но разве я рассчитывала на такое? Я  думала,  будет лучше, ― говорит она.

В разговоре журналист «Панорамы» неожиданно выяснила, в нотариальной конторе у женщины взяли только образец подписи, а никакого текста она не читала.

— Как же так?! – изумляюсь я.

— Вы знаете, я привыкла доверять людям. Мы пережили трудное послевоенное время. И когда ко мне пришли и сказали, что хотят сделать нам лучше, я просто поверила. А сейчас у меня  скоро стены рухнут. Над нами издеваются. Как мы будем зимовать в таких условиях? – плачет Маргарита Сергеевна.

Женщина рассказала, что, когда  еще во время майских дождей с крыши потекло, она обратилась, как обычно,  в ЖЭК. А там ей ответили, что с этими вопросами уже не к ним обращаться надо, а в строительную компанию. Жильцы пошли в строительную компанию, где их очень вежливо встретили, пообещали все сделать и …так ничего не сделали. Когда совсем недавно ночью зарядил дождь,  по словам Маргарита Кобзарь, с потолка текло, как из крана. Она всю ночь собирала воду в тазы и ведра.

—  Я родилась до войны. Мы наглотались горя, мы жили в таких условиях в послевоенное время,  фактически на улице, никому  не пожелаю. Никогда в жизни не думала, что на старости лет буду жить опять в разваленном сарае. Что я буду делать со всем этим? – пенсионерка со слезами на глазах смотрит на почерневший потолок, обвисшие обои и вспученный паркет –  все это результат проливного дождя.

Жилец пятого этажа из другого подъезда, Сергей Димитренко, активно выступавший против мансарды, показал корреспонденту «Панорамы» в коридоре своей квартиры трещину, оставшуюся еще после землетрясений,  которая от влажности за эти дни разошлась еще больше. Указывая на нее,   Димитренко сказал:  

— Очевидно, что эксперта, которого наняла строительная фирма  и который дал положительную оценку строительству двухэтажной мансарды, совсем не интересовало состояние дома. И сейчас это, похоже,  волнует только жильцов. Ходит одна комиссия за другой. А толку?

Жительница другой квартиры на последнем этаже Любовь Федоровна встретила меня, укутанная в несколько халатов. В квартире  холодно, сыро. Везде стоят тазы, вещи  накрыты  полиэтиленом.

—  Я написала четыре  жалобы в примэрию и  ЖЭК. Мне пообещали,   что в течение нескольких дней все закончится, но прошло уже три недели, а в доме с каждым днем становится все хуже, ведь на улице все холоднее. У меня была сухая, аккуратная квартира. Как жить теперь? Здесь невозможно дышать! Кто будет делать ремонт? Когда отремонтируют крышу? – задает вопросы женщина.
Их я и адресую  главному инженеру муниципального предприятия №2 Михаю Караушу.

— Мы сейчас ничего не можем сделать, потому что договор с фирмой,  осуществляющей тут строительство мансарды, подписала примэрия  в лице управления жилищно-коммунального хозяйства и благоустройства территории. С нами договор никто не заключал. Да, у жильцов течет с потолка, но муниципальное предприятие не в силах выполнить какие-то виды работ. Там капитально разрушена крыша, нарушено все, снят «ковер»,  чтобы поставить новый пояс для будущей мансарды. Идет суд. Строительные работы со стороны застройщика приостановлены, ― говорит Михай Карауш.

― Кто сейчас должен выполнить ремонтные работы, чтобы не текло на голову жильцам? –  уточняю вопрос.

— Строительная фирма, но я не могу найти ее руководителя. Я обращаюсь к бригадиру. Он говорит,  что не знает, где он. По  рабочему телефону никто не отвечает, только секретарь: «Он не появился, я ему передам». Они себя неправильно ведут. Потому что было столько времени с   июля, чтобы законсервировать  крышу, но они этого не сделали.  Я был на крыше две недели назад, там была выполнена только часть работ. Сегодня я говорил с бригадиром. Он сказал, что все закончили делать. Если крыша забетонирована, то можно покрыть ее линокромом, ―  пытается закончить разговор главный инженер Михай Карауш. Однако я успеваю  задать ускользающему инженеру еще один вопрос:  если суд вынесет решение в пользу жильцов, кто будет нести убытки, ремонтировать  квартиры жильцов, подъезд?

 — В условиях договора этот момент не предусмотрен. Могу предположить,  управление жилищно-коммунального хозяйства и благоустройства  территории мун. Кишинев. А если  суд примет решение в пользу строительства мансарды, тогда ремонт жильцам внутри квартир должна обеспечить строительная фирма, потому что в условиях договора есть пункт,  в котором говорится, что в случае ущерба они берут расходы на себя, ― ответил он.

Но тут возникает другой вопрос. Индивидуальные договоры с каждым жильцом не были заключены. Тогда на основании чего будут возмещать ущерб? Нотариальное согласие  не являет таким документом. Кроме того, строительная компания уже сейчас отказывается  что-либо делать даже тем, кто дал согласие, как, например, Маргарита Кобзарь. И еще. Согласие спрашивали у жильцов последнего этажа, но в нынешней ситуации пострадали владельцы квартир и  четвертого этажа (например, Аурика Ткачук), где в результате  течи  обвалился потолок, появились желтые разводы на стенах и штукатурке. Эти люди обили пороги примэрии и прокуратуры – ответа тоже не получили.  
 
В настоящее время жители дома ждут назначения даты рассмотрения дела в Высшей судебной палате. Они проиграли дело в первой инстанции, но готовы идти до конца, чтобы не допустить строительства мансарды, несмотря на то, что им сейчас приходится переживать.  
 
—Мы судимся не с фирмой, а с примэрией в лице управления жилищно-коммунального хозяйства и благоустройства территории, которое, мы считаем, незаконно выдало разрешение на возведение мансарды. Кстати, представители управления не явились ни на одно из шести состоявшихся судебных заседаний.  За них в суде отвечает строительная компания, защищающая  сторону примэрии. Судья Апелляционной палаты Григорий Зубатый почему-то не вызвал и представителей строительной инспекции, которая, кстати, также высказалась против строительства в нашем доме мансарды, ― рассказывает житель дома Владимир Малиновский.

Возможно, это чей-то хитроумный план: подвести, таким образом,  непокорных жильцов к тому, чтобы они на коленях пришли в строительную компанию: «Постройте нам мансарду, мы не хотим, чтобы нам на голову текло». «У них ничего не получится», ―  говорят жильцы и ждут часа суда.

Светлана Шалберова
svetlana@pan.md Ключевые слова: плесень , мансарда , сырость

Источник: http://pan.md

Понравилась новость или статья?
Подпишитесь на наш RSS канал и Вы будете получать все последние новости.

Комментарии закрыты.


webmaster@obzormd.com