26
Окт
0

Главные события недели по версии мультимедийного агентства Новости-Молдова



КИШИНЕВ, 26 окт – Новости-Молдова. История с ввозом и вывозом российского оружия в и из Приднестровья, ситуация вокруг решения ЕСПЧ о левобережных школах с преподаванием на румынском языке, кадровые перестановки в правительстве – таковы, по мнению редакции, основные темы завершающейся недели.

ПРОЩАЙ, ОРУЖИЕ (ОПРЕДЕЛЕННЫХ ВИДОВ)?

Сюжет этот буквально ворвался в информационный поток текущей недели. Началось все с того, что министр обороны РМ Виталие Маринуца заявил, что российские военные — без ведома Кишинева — ввезли в Приднестровье тяжелое стрелковое оружие, несоответствующее формату  миротворческой операции. Премьер-министр Владимир Филат выразил  в связи с этим недоумение, а также недовольство тем, что такие данные ему становятся известными от главы военного ведомства, а не от тех, кому «положено все знать». СИБ на тот момент был без руководителя, а на предположения прессы, что сведения предоставили американцы, вице-премьер Еуджен Карпов ответил другой версией: «Факт наличия этого оружия на складах был выявлен после недавно прошедшей очередной ежемесячной консультации руководства представителей миротворческих сил».

Так или иначе, следовало ждать реакцию другой стороны. Прибывший в Кишинев помощник министра обороны России Валерий Евневич не стал опровергать очевидного, он разъяснил, что тяжелое пехотное вооружение было доставлено со складов и ввезено в Зону безопасности из-за некомпетентности некоторых ответственных лиц в руководстве российского контингента. Генерал-полковник заверил, что в будущем о размещении техники или поступлении вооружения молдавская сторона будет проинформирована заранее, а ее представители будут допущены на место.

Высокопоставленный представитель Минобороны России также добавил, что реконструкция тираспольского военного аэродрома ведется в связи с необходимостью эвакуации 8 вертолетов, а также части имущества.
 
Параллельно Маринуца и Евневич обсудили тему эвакуации тяжелой техники из Зоны безопасности, согласно протоколу №486 от 27 мая 2003 года, а также предложение молдавской стороны о том, чтобы все контингенты вывели из Зоны безопасности артиллерию большого калибра и противотанковые орудия.

Сразу после этих переговоров Карпов оповестил о том, что «определенное количество гранатометов и других видов стрелкового оружия, находящихся на вооружении российского контингента миротворцев в Приднестровье, будет вывезено во вторник самолетом», потому как «российская сторона самостоятельно изъявила желание переправить его в РФ».

Более того, по его словам, достигнуто согласие, что «в дальнейшем стороны больше не будут решать вопросы о хранении тех или иных видов вооружения в одностороннем порядке».

И вот, действительно, российский самолет, согласно совместно разработанной схеме, приземлился во вторник в кишиневском аэропорту, прошел досмотр, затем совершив «доскок» в Тирасполь, вернулся в четверг в столицу Молдовы. «В соответствии с национальным законодательством и международными нормами уполномоченные молдавские власти осуществили таможенный и пограничный контроль», — сообщило бюро по реинтеграции, уточнив, что при сем присутствовали наблюдатели от Миссии ОБСЕ в Молдове.

Борт взлетел и взял курс на восток, тут, казалось бы, и сказке конец. Если бы вечером того же дня в штабе Оперативной группы российских войск (ОГРВ) не заявили, что вывоз российского военного имущества из Приднестровья не начат. Прибывшие на борту военно-транспортного самолета ВВС РФ Ан-72 специалисты проверили, может ли аэродром в Тирасполе, который не работает уже около 10 лет, принимать воздушную технику. Они выяснили состояние взлетно-посадочной полосы, а также навигационного оборудования.

«Никакого военного имущества этот самолет из Приднестровья не вывез», — добавили в штабе.

Ну, что же, не совсем то, о чем договорились стороны, но, по крайней мере, информативно.

А что с оружием? Про него в сообщении Бюро по реинтеграции, если текст внимательно перечитать, ничего и не говорилось. Вот так! Но теперь-то придется что-то сказать, не правда ли?

В КВАДРАТЕ

К геометрической фигуре, в которую выстраиваются отношения между Кишиневом, Москвой и Тирасполем, на неделе – в качестве четвертого угла — добавился Страсбург, точнее – расположенный в этом городе Европейский суд по правам человека. А в центре этого квадрата оказались приднестровские школы, работающие по учебным программам министерства просвещения РМ с преподаванием на основе латинской графики.

Жалоба была подана 170 гражданами Молдовы, проживающими в левобережье Днестра. Их претензии связаны с законом непризнанной республики от 1992 года, согласно которому молдавский — один из государственных языков Приднестровья — должен применяться письменно только на кириллице. Использование латинских букв с 1994 года запрещено и считается административным правонарушением.

Учителя, ученики и их родители, подали в ЕСПЧ жалобу на нарушение своих прав. При этом ответчиками стали как Россия, которая, по мнению заявителей, оказывала поддержку непризнанной республике, так и Молдова, ибо ранее ЕСПЧ признал, что формально Приднестровье подпадает под ее юрисдикцию.

Рассмотрев жалобу, суд постановил, что непризнанная республика не могла бы существовать без экономической, финансовой и политической помощи со стороны России. В связи с этим, по мнению ЕСПЧ, ответственность за закрытие школ может быть возложена на российские власти. В то же время власти Молдавии не оказывали режиму никакой поддержки, а также помогали принужденным к переезду учебным заведениям обеспечить школьникам достойный уровень образования.

В связи с этим ЕСПЧ постановил взыскать с России по 6 тысяч евро в пользу каждого из 170 заявителей в качестве компенсации морального ущерба. Кроме того, суд взыскал в их пользу еще 50 тысяч евро компенсации судебных издержек. Таким образом, общая сумма, которую России придется выплатить заявителям, составляет чуть менее 1,1 миллиона евро. Все претензии к Молдавии суд отклонил.

Такова предыстория к не заставившим себя ждать реакциям. МИД РФ назвал постановление ЕСПЧ «предвзятым и политически мотивированным», «никак не отвечающим интересам тех, кто заинтересован в решении приднестровской проблемы, а в настоящее время пытается после длительного перерыва помочь сторонам конфликта восстановить доверие, конструктивный диалог, выходить на реальные договоренности по широкому кругу вопросов, включая взаимодействие в сфере образования».

«На политическую подоплеку решения, — подчеркнуло российское внешнеполитическое ведомство, — указывает использование для его обоснования тезиса о так называемом эффективном контроле над Приднестровьем, сформулированном в постановлении Суда по делу «Илашку и другие против Молдавии и Российской Федерации» (июль 2004 года). Подгонку проблемы школ под прецедент «дела Илашку», связанного с совершенно иными обстоятельствами военной вспышки конфликта в Приднестровье в 1991 году, иначе как насилием над правовой логикой назвать нельзя».

В свою очередь, Минюст РФ посчитал вердикт ЕСПЧ в вопросе приднестровских школ «проявлением двойных стандартов» и с сожалением отметил «продолжающееся применение по отношению к Российской Федерации критериев ответственности, не имеющих четкого нормативного закрепления и не использующихся в практике международного судопроизводства».

Тот же источник назвал сомнительной попытку связать исполнение РФ своих международных миротворческих и гуманитарных обязательств с решениями местных органов власти Приднестровья по вопросу ограничения преподавания молдавского языка на латинице.

Вслед за этим на авансцену вышел глава МИД РФ Сергей Лавров с заявлением, что Москва, хоть и не отказывается от выполнения решений ЕСПЧ, но констатирует, что Страсбургский суд «все больше начинает политизировать свою работу».

«До сих пор мы выплачиваем деньги даже по решениям, с которыми категорически не согласны, как, например, по известному «делу Илашку». Но когда от России требуют предпринять практические действия, ссылаясь на то же Приднестровье, где мы якобы осуществляем эффективный контроль, мы это просто игнорируем как неприемлемый подход», — пояснил российский министр.

МИД Приднестровья для оценки постановления ЕСПЧ использовал точно те же эпитеты, что и российской внешнеполитическое ведомство — «предвзятое и политизированное».  

В Тирасполе считают, что осуждение России за состояние учебного процесса в данных школах, «территориально размещенных в Приднестровье, но администрации которых контролируются Республикой Молдова, — это решение, не имеющее ничего общего с объективными реалиями».

Был использован и такой аргумент: «Учащиеся шести указанных в решении суда школ были намеренно ограничены в своих правах на образование администрациями этих школ, действовавшими по прямому указанию из Кишинева. Эта ситуация была использована для оказания политического давления на Тирасполь, что выразилось, в частности, в запрете на передвижение по территории государств Евросоюза ряду представителей руководства непризнанной республики».

Таким образом, в Москве и Тирасполе решение ЕСПЧ посчитали несправедливостью чуть ли не в квадрате, в Кишиневе (правда, больше устами прессы, чем официальных лиц) – высокой степенью объективности.

На этом фоне осталось почти незамеченным заявление вице-премьера РМ по вопросам реинтеграции Еуджена Карпова о том, что на территории Приднестровья решено возвести здания для трех школ, где государственный язык РМ будут преподавать на латинской графике.

«Вопросы образования, — добавил он, — вместе с проблемами в области политики, экономики, общества и, в частности, транспортного сообщения стали в течение последних двух месяцев основными темами переговоров по приднестровскому урегулированию. Это серьезный шаг – мы перешли от технической стороны к конкретным задачам»

Некоторое недоумение вызвали слова Карпова о том, что «в финансировании проекта принимает участие и официальный Кишинев». Наряду с кем, или это неважно? Если с Брюсселем – хорошо, если с Москвой или с Киевом – тоже неплохо, если с Тирасполем – замечательно.

Так или иначе, если эта инициатива не окажется «порожним самолетом», она впишется в тактику малых шагов по укреплению доверия между берегами Днестра и в регионе в целом.

ЛИЦА ВО ВЛАСТИ: ЗНАКОМЫЕ И НЕ ОЧЕНЬ

В обширном спектре молдо-российских отношений немаловажная роль принадлежит послам, аккредитованным в Кишиневе и Москве. Но если РФ с кандидатурой своего нового диппредствителя определилась более-менее оперативно, то Кишинев дело с назначением подзатянул настолько, что пресса устала гадать, кто же им станет. И правильно сделала, поскольку все равно бы не додумалась. Потому как перебирала и обсуждала политические фигуры, а послом планируется назначить карьерного дипломата. Правительство предложило, а парламент согласился, чтобы эту должность занял Андрей Галбур. Теперь очередь за агреманом со стороны РФ и официальным назначением указом президента РМ.

Процесс аккредитации нового посла, как сказал прессе премьер-минстр Владимир Филат, уже начался.

Андрей Галбур занимает должность главы департамента министерства иностранных дел и европейской интеграции РМ. Работал в посольствах Молдовы в США и Австрии. Широкой публике почти неизвестен, потому аналитики очень осторожны в оценках перспективности этого назначения.

Другой кадровый дипломат, на сей раз достаточно известный — и в силу своей профессиональной деятельности, и благодаря телеэкранной карьере жены вкупе со сценическим имиджем сына, занял, достаточно неожиданно, кресло главы Службы информации и безопасности, пустовавшее не меньше времени, чем должность посла РМ в Москве. Кандидат на парламентских слушаниях сообщил, что его «пригласил на эту должность президент Молдовы Николае Тимофти».

Балан окончил факультет филологии молдавского госуниверситета, по специальностям молдавский язык и литература. Также прошел обучение на курсах для дипломатов в Румынии и Японии.

С 1990 года работает в Министерстве иностранных дел и европейской интеграции РМ. Был послом Молдавии в Израиле и в Греции. Непродолжительное время занимал должность советника врио президента РМ Михая Гимпу.

О работе спецслужб, в частности молдавской, он, по-видимому, хорошо осведомлен, поскольку выразил уверенность, что СИБу пора перейти от модернизации к реформам. И перенимать опыт зарубежных коллег. «Учиться надо не только у КГБ России, но и брать пример с европейских коллег: Франции, Великобритании», — сказал Балан.

Еще одним событием в кадровой сфере стало «второе пришествие» Виорела Кетрару во главу борьбы с коррупцией. Бывший глава ЦБЭПК, после реформирования учреждения в Национальный антикоррупционный центр, прошел через горнило конкурсного отбора на соискание должности руководителя и показал лучший результат среди 18 претендентов. Парламент эти результаты утвердил.

Молдова завершает октябрь с обозначенной кандидатурой нового посла в России и кадрово укрепленными силовыми структурами. Будем считать цыплят, начиная с осени?

Мы же, ее граждане, вступаем в последний уикенд этого месяца. Спокойных и хороших нам всем выходных.

Источник: www.newsmoldova.ru

Понравилась новость или статья?
Подпишитесь на наш RSS канал и Вы будете получать все последние новости.

Комментарии закрыты.


webmaster@obzormd.com